Глава из книги Руслана Борисовича Боделана «ИСПОВЕДЬ»

Комсомол

Общественной работой я занимался всегда: в школе, в институте и делал это из глубоких убеждений, работа эта доставляла мне удовольствие. Но настоящую комсомольскую школу я начал проходить на стройке Заплазского сахарного завода. В 1961 году я вернулся с института, постоянные недоедания, большие нагрузки(я занимался спортом) дали знать, я заболел. В памяти еще был пример моей умершей сестры, родители потребовали немедленного возвращения домой. Вернувшись, я несколько месяцев лечился, а потом стал вопрос о трудоустройстве. Меня оформили зав. Сельской библиотеки, я начал принимать ее, но понял, что эта работа не для меня, бросил все и пошел на стройку. Тогда только разворачивались работы на строительстве сахарного завода, меня оформили в бригаду арматурщиков Валерия Лаптева, он на год раньше окончил ту же школу, что и я. Началась моя трудовая деятельность, здесь я получил первую рабочую профессию, здесь началась моя любовь к строительству. Навыки и опыт, которые я получил на стройке, впоследствии мне очень пригодились. Вскоре меня избрали секретарем комсомольской организации стройки. Началась бурная жизнь. Это были мои первые уроки работы с людьми, причем с разными людьми, в трудных условиях. На стройке работало много молодых специалистов, рабочих, но было много и заключенных. Условия для жизни как для одних, так и для других были ужасными. Общежития были маленькие, деревянные бараки, заключенные жили в наспех переоборудованных вагонах метро, питание не налажено, после работы некуда было деться. Но постепенно начались решаться некоторые проблемы. Деревянный барак мы переоборудовали под клуб, создали кружки художественной самодеятельности, спортивные секции, на стройке были созданы комсомольско-молодежные бригады, организовано соревнование между ними. Комсомольский оперативный отряд следил за порядком в поселке. О нашей комсомольской организации заговорили положительно на всех уровнях.И вот летом в 1964 году на стройку приезжает первый секретарь Балтского промышленного комитета Комсомола Лиля Жиздюк, провела несколько дней на стройке, а перед отъездом вдруг предложила мне сменить ее на этой должности. Предложение было неожиданным, мне было всего 22 года, продолжал учебу в институте, а на такую работу выдвигали, как правило, с высшим образованием. Прошел собеседование в партийном комитете, в промышленном комитетете комсомола области и был избран первым секретарем этого комитета. Территория влияния этого комитета была большая, пять нынешних районов области, связь с разбросанными первичными комсомольскими организациями практически отсутствовала, освобожденных работников в комитете мизерное количество, транспорта никакого. Вот в таких условиях мне пришлось начинать свою профессиональную комсомольскую работу. Но я не унывал, с головой окунулся в эту работу, считая, что главным должно быть постоянное общение с молодежью. Постоянно езжу в комсомольские организации, там не привыкли видеть своих секретарей и не верят, что это будет постоянно, с юмором просят оставить свою фотографию, бываю в клубах, на танцплощадках. Не обходилось и без курьезов. Как-то пришел в Балте в клуб, молодежь танцует и вдруг возникает массовая драка. Я вмешиваюсь, дико ору на всех. Все дерущие опешили, уставились на меня, а потом один из них решил проучить и меня. Пришлось быстро его нокаутировать, все другие увидев результат этой попытки, молча разошлись. Многие их этих дерущихся ребят, впоследствии стали активно заниматься в созданной при этом клубе спортивной секции.

Но на этой работе мне не долго пришлось работать. Осенью 1964 года НС. Хрущева сместили с руководства партии, решение о разделении партии и комсомола было отменено, началась работа по созданию единых районных организаций. Меня хотели направить первым секретарем Кодымского райкома комсомола, но, зная, что туда очень хочет пойти мой заместитель Николай Кушнир, я отказался. Некоторое время сидел дома без дел. В декабре вдруг срочный вызов в обком комсомола, мне предлагают ехать в

Килию. В тот же день отвозят на аэродром, сажают на самолет «ИЛ»(штурмовик бывший) и я лечу в Килию. Аэродром в этом городе — просоленное поле, с самолета я выхожу один, у одинокого дежурного спрашиваю как пройти к райкому и по страшной грязи иду в город.. Килия в то время, с 20- ти тысячами жителями постоянно заливалась водами Дуная, подпочвенными водами, дорог практически с твердым покрытием не было, улицы не освещались. Добрел я до райкома партии, весь в грязи, голодный и злой. Во дворе кое-как помыл туфли, а вернее — ноги, захожу с этим настроением к первому секретарю райкома партии Михаил Михайловичу Демидову, представляюсь и, конечно, с возмущением говорю о страшной грязи. Он просит выйти меня в приемную, а сам звонит в обком с возмущением, мол, кого вы мне прислали, он начал с возмущений!. Но его успокоили и я стал первым секретарем Килийского райкома комсомола. Об этой первой встрече мне рассказывал сам Михаил Михайлович, говорил о своем возмущении, с ним мы подружились, долгие годы поддерживали отношения, дружили семьями. В Одессе наши служебные дачи были рядом, у него замечательные сыновья, с которыми мы и сейчас поддерживаем отношения.

Михаил Михайлович был жестким руководителем, он сам работал круглосуточно и этого требовал от подчиненных. Для меня он был хорошим партийным учителем. Килия, при его руководстве, менялась к лучшему. Строились дороги, жилье, развивался судоремонтный завод, укреплялись колхозы. Напомню читателям, что Советская власть в этот район, как и на всю Бессарабию, пришла в 1939 году, а потом оккупация. Так что можно сказать, что Советская власть пришла в конце 1944 года. За 20 лет, мало что можно было изменить, особенно в сознании, привычках населения, их убеждениях. Район заселен многими национальностями, при чем они, как правило, живут компактно в крупных селах. Все они до прихода Советов имели свои земли, виноградники, скот. Народ работящий, но и с характером. Все руководящие кадры в районе приезжие, на нас смотрят изучающе, а иногда и не приязненно. Помню случай. Меня часто возле дома, где мы снимали квартиру, встречал пьяный румын и кричал, что всех советских надо перестрелять. Жена с малой дочуркой страшно боялась этого крика, все было так необычно, что она постоянно спрашивала меня, куда мы приехали. Обращения в органы ничего не дали, и однажды я сам решил его перевоспитать. Удивительно, но мое физическое воздействие на него возымело положительный результат. Впредь, встречая меня, он низко кланялся. Комсомольскую организацию района пришлось создавать заново, и вскоре она стала одной из самых многочисленных организаций в области.

Был взят курс на создание комсомольско-молодежных коллективов на производстве, организовывалось соревнование между ними. Большой интерес у молодежи вызвало соревнование за право получения мандата «Красная гвоздика», победители этого соревнования направлялись в Москву на экскурсию. Опыт организации такого соревнования распространялся в области, я часто выступал по данному вопросу на различных семинарах, совещаниях. Учитывая инертность многих молодых людей, мы старались вовлекать их в конкретные дела. Так, например, комсомольцы школьники посадили парк возле моря в селе Приморское, он и сейчас растет, а ведь раньше там был один песок. Было построено 15 стадионов, много спортивных площадок. Но необходимо было еще и привлечь молодежь к занятию спортом, традиции не позволяли многим это делать. Пришлось начать с комсомольских работников, все они были обязаны ходить на занятия в спортивных секциях, стали регулярно проводить районные соревнования по различным видам спорта, особой популярностью пользовались соревнования по национальным видам, в клубах работали коллективы художественной самодеятельности, создавались национальные коллективы. Проведение различных фестивалей, конкурсов, смотров стало частым явлением. Это заметила даже моя дочурка. Когда ее спрашивали, кем она будет, она отвечала: «Комсомольским работником». А почему? «Потому что здесь сплошные праздники» — отвечала она. Праздников было много, но рутинной, тяжелой работы еще больше. Это был период начала разочарования многих молодых людей в

советской действительности. Делалось это еще не осознанно, обвинялась не система, а конкретные руководители, шли жалобы на конкретные недостатки, молодые люди жалуются на условия труда, на уровень зарплаты, на отсутствие надлежащих условия для отдыха и т. д. Все эти проявления тогда объяснялись влиянием буржуазной идеологией, ее влиянием на советскую молодежь. И главное, что и мы — комсомольские работники, в своем большинстве искренне верили во все это и пытались всеми силами изменить эту ситуацию. Кому удавалось делать это лучше, кому-то хуже. Сейчас некоторые партийные и комсомольские работники пишут, выступают, что они уже тогда все хорошо понимали, даже пытались сопротивляться выполнению поступающим с верху указаниям^ Да чепуха все это, не верю я им. Просто они занимаются сегодня популизмом, или в то время плохо работали или не умели работать.

Я же искренне заявляю, что я старался, старался изо всех сил делать дело как можно лучше, я свято верил в коммунистические постулаты, они были для меня непогрешимы. Главным же постулатом служила идея коммунистической морали, озвученная Лениным на третьем съезде комсомола и получившая партийно-государственную поддержку. Вера в идеалы коммунизма, в возможность построить «бесклассовое общество», не только подкреплялась советской идеологией, реальными достижениями СССР, но и верой в непогрешимость вождя и учителя.

Это уже потом, глаза раскрылись шире, и я стал на многое смотреть по другому, понимать, что мораль не может быть партийной, классовой, что мораль может быть только общечеловеческой, что постулат Максима Горького, которым я зачитывался, с пафосом читал на различных мероприятиях его строчки из «Буревестника», о том, что «Если враг не сдается — его уничтожают» совершенно не верен и вреден. Но обо всем этом позже.

Но вернемся к комсомольской работе в Килие. Как первый секретарь райкома комсомола я избирался членом бюро райкома партии, депутатом райсовета. В райкоме партии практически решались все вопросы жизни района. Это было хорошей школой для меня, в последствии это мне пригодилось на партийной работе. Тогда каждый член бюро райкома выполнял конкретные партийные поручения. Скажем, необходимо было постоянно ездить на утренние дойки в колхозы, а это значит, что ты должен в 5 часов встречать доярок на ферме, нужно было ездить на партийные собрания, собрания колхозников. Конечно, все это обременительно и не всегда давало результаты, но опыт работы с людьми прибавлялся, это была хорошая школа выступлений перед массами.

Со мной работали замечательные ребята: Лида Жекова, Клава Ухаркина, яков Заярский, мы активно сотрудничали с районным домом культуры, который возглавляла Бэлла

Григорьевна, замечательные секретари первичных организаций: Яков Гнеушев, В.Бублис, В.Петренко, А.Деркач, С.Поляков и многие другие активисты, о которых я с благодарностью за их труд и

доброе отношение всегда вспоминаю.

Это было время и появления новых друзей, дружба с которыми продолжалась многие

годы, а с некоторыми и сейчас продолжается.

Конечно,^ на комсомоле было не мало курьезов, шуток, а иногда и просто анекдотных

случаев.Сегодня многое выглядит анекдотом, но тогда это было совсем по

другому. Скажем, Анатолий Рыбак-первый секретарь Измаильского горкома комсомола

начал вести борьбу с проституцией. Порт, Дунайское пароходство давали возможность

быстро развиваться этому ремеслу. Анатолий завел специальные анкеты на проституток

города и развешивал их фотографии с указанием, где они живут по всему городу. Реклама

чудесная для всех желающих.

Или скажем, Володя Гайворонский из Балты, с целью повышения влагозарядки на полях,

где трудились молодежные коллективы, организовал вырубку льда на речке и вывоз его на

поля. Это так понравилось бывшему первому секретарю обкома партии, что этот опыт

распространялся на всю область.

Но летом 1970 года мне пришлось расстаться с Килией, уезжал я на работу в аппарат ЦК

Комсомола Украины с грустью, мне тяжело было расстаться с ребятами, да и много сил

было вложено в работу этой комсомольской организации. Килия оставила глубокий след в

моей жизни, она очень многому меня научила.

Меня утвердили ответорганизатором организационного отдела ЦК Комсомола Украины, поручили курировать Крымскую и Николаевскую Областные комсомольские организации. Я очень любил ездить в командировки, там была возможность встречаться с людьми, в чем-то им помогать, чему-то учиться у них. Особенно по душе мне был город Николаев. Рабочий город, город судостроителей, открытость в общении, красота новых судов, масштаб развития заводов. Там зародилась у меня дружба с Иваном Грицаем, Юрием Поповичем — бывшими первыми секретарями обкома комсомола, она продолжается и сегодня.

Но когда я возвращался в ЦК, садился за свой рабочий стол, наступала скука. Написать какую-то справку, бумажку и все. Писались эти бумажки долго, проверялась по инстанциям и только тогда попадала на стол секретаря ЦК. Как сейчас слышу слова моего непосредственного руководителя Паши Якубенко:’ «Коряво, старик, коряво, иди и переработай». Идешь и не знаешь, что перерабатывать. Правда, это была хорошая школа по написанию деловых бумаг, которая мне хорошо пригодилась. Но эта работа была не по мне, я мучился на ней и, выдержав год, попросился на практическую работу. Меня вернули в Одессу, где избрали вторым, а затем и первым секретарем обкома комсомола.

Я попал в окружение замечательных комсомольских работников: Алексей Якубовский, Инна Кузнецова, Сергей Бойченко. Это замечательные друзья, верные и надежные. Алексей Якубовский с комсомольской работы ушел на партийную, потом руководил высшей школой подготовки кадров при Президенте.

Инна Кузнецова стала доктором наук, профессором высшего морского училища. Душой нашего обкома был Сергей Бойченко. Всегда веселый, увлекающий за собой молодежь и, вместе с тем, серьезно относящийся к делу, он мог справиться с любым делом легко и весело. Любимой его песней была «Чайка». Подымится, поправит свой чубчик, запомнившимся нам всем характерным движением и запоет красивым голосом: «Летит белокрылая чайка…», а мы все подпеваем. Эти слова вылиты и на постаменте его могилы, они отражают смысл его жизни, которую он очень любил, но не воспринял все то, что произошло потом, он сердцем это не принял. Он не роптал, не возмущался, а просто уснул и ушел в иной мир. К его могиле всегда приходят комсомольцы — его друзья, сейчас я уже два года не с ними, но они обязательно мне звонят, находясь возле его могилы, и я подымаю вместе с ними , рюмку и желаю ему Царства Небесного. Мне его всегда не хватает.

Работа первого секретаря обкома комсомола открывала новые возможности широкого общения не только с молодежью, но и с партийным, хозяйственным активом, давала возможность общения с коллегами других областей, принимать участие не только в комсомольских акциях, но и партийных, советских. Партийные съезды, конференции, сессии различных уровней — это было не только интересно, но и полезно. Комсомольская работа — огромная школа общения с людьми, умения учиться у других, разбираться в политической ситуации, решать практические задачи. И еще, это был период зарождения настоящей человеческой дружбы. Такой искренней дружбы, какая зарождалась на этой работе, уже не было никогда.

Среди первых секретарей обкомов комсомола Украины создавалось свое братство, оно действовало по очень строгим правилам, избирался и свой Гетьман. К этому объединению мы очень серьезно относились, хотя это порой и выглядело шуткой. На заседании братства обсуждались самые разные вопросы, в том числе, и поведение коллег. Такой критики не услышишь и на заседании бюро, а тут такой откровенный разговор, а если нового секретаря не принимали в братство (это была очень строгая процедура), то его, как правило, вскоре освобождали от обязанностей первого секретаря. Я горжусь, что в одно время, избирался Гетьманом, это было огромное доверие моих коллег.

Мне посчастливилось работать с замечательными комсомольскими лидерами Украины: Юрий Ельченко, Анатолий Корниенко. Они оставили в моей памяти добрый и хороший след. Я и сейчас поддерживаю с ними отношения, горжусь своей дружбой с ними. Замечательные отношения у меня сложились с комсомольскими вожаками Молдавии. Петр Лучинский, Иван Снегур, Николай Кушнир стали моими друзьями. Петр Лучинский был на высоких должностях, в том числе: секретарем ЦК КПСС, президентом Молдавии, а свое отношение к Комсомолу сохранил, я благодарен ему за постоянную поддержку в трудное для меня время.

С Валентиной Матвиенко меня свела так же комсомольская работа и я благодарен ей за поддержку в самое трудное для меня время. Нужно сказать, что бывшие комсомольские работники живут по строгим правилам: помогать друг другу, даже если ты никогда не видел этого человека. Было бы здорово, если бы это правило стало общечеловеческим. С бывшим комсомольцем Михаилом Прусаком, а ныне губернатором Новгородской области мы никогда не виделись, да и на много моложе он меня, а заботу обо мне проявил самую непосредственную и я ему безмерно благодарен за это.

Работа первого секретаря обкома комсомола была интересна, насыщена разными делами. Я отдавал все свои силы этой работе и любил ее.

Из многочисленных дел хочу выделить два направления, которые традиционно хорошо решались в области.

Одесса — вузовский центр и это давало возможность развернуть широкую работу по созданию студенческих строительных отрядов. Жаль, что эта форма приобщения молодежи к конкретному делу, ушла в прошлое. А тогда это была одна из самых эффективных форм подготовки молодых людей к труду, к конкретным делам страны, да и давала возможность заработать себе на жизнь. Студенческие отряды направлялись в разные концы страны: БАМ, Камчатка, Целина, Центральное Нечерноземье, на все комсомольские стройки. Да и в области была нужда в молодых руках. Комсомольские стройки: Припортовый химический завод в Южном, Дунай-Днестровская оросительная система требовали большого количества работников. Припортовый завод успешно работает — в нем есть огромная частица труда комсомольцев области. Знаю, что сегодня многие говорят, что было бы лучше, если бы его не построили. Может это и так, но тогда комсомольцы искренне хотели работать как лучше, они стремились быстрее его построить. И их не нужно винить в этом. Как-то я слушал в Москве лекцию одного профессора, он критиковал освоение целины, говорил, что там, где пахали комсомольцы, труднее восстанавливать плодородный слой, так как вспахано глубоко. А ведь комсомольцы пахали на совесть, так как их учили это делать.

Сегодня уже позабыта идея соединения Дуная с Днестром и Днепром, а ведь эта работа была начата, это была комсомольская стройка и на ней честно, с верой в нужное дело, трудились комсомольцы. И если бы эта стройка была завершена, что впоследствии могло бы привести к экологической катастрофе, как утверждают ученые, то, что, и за это необходимо винить комсомольцев?!

Разве допустимо винить молодых воинов за их участие в Авганской войне? А ведь это порой делается. Так можно полностью разучить молодежь верить в правду, верить своей Родине.

Одесский обком комсомола традиционно уделял большое внимание работе с творческой молодежью. Сегодня редко кто вспоминает о том, что именно при участии комсомола в 1957 году был создан театр «Парнас — 2», где начинали свой творческий путь М. Жванецкий, В. Ильченко, Р. Карцев, позже комсомол развивал КВНовское движение. При мне была учреждена премия Эдуарда Багрицкого для молодой творческой интеллигенции. Одесситы хорошо знают народных артистов: Людмилы Шириной, Анатолия Бойко, Анатолия Дуду, но мало кто знает, что они одни из первых стали лауреатами премии имени Багрицкого. Лауреатом этой премии стала совсем юная балерина Наталия Барышева, а впоследствии народная артистка Украины.

Свое доброе отношение к творческой интеллигенции я пронес через всю свою жизнь, я всегда старался им чем-то помочь. Особенно тем, кто не может уже по возрасту работать. По моей инициативе, в Одессе утверждались специальные стипендии для писателей, народных артистов, для детей, подающих надежды в искусстве. Я и сам многому учился у них, терпимо относился к их позициям, высказываниям. Недавно Михаил Михайлович Жванецкий сказал мне: «Удивительно, я всю жизнь критиковал вашего брата — партийных и советских работников, а вот сохранилось же у нас доброе отношение». И это действительно так, доброе отношение сохранилось у меня со многими творческими работниками и я горжусь этим, горжусь, когда поступают весточки из Австралии от Юрия Михайлика, из США — от Барды-Скляренко, от многих творческих деятелей Одессы.

Хлопотно работать с творческой интеллигенцией, но делать это необходимо, причем делать постоянно, заботиться о людях высокого искусства В Одессе проходил замечательный фестиваль оперного пения «Золотая корона», кинофестиваль «Золотой Дюк», постоянные выставки художников, конкурс на лучшее художественное произведение. Это необходимо делать ради будущего, ради будущего своего города.

Я уже говорил, что комсомольская работа — это школа, хотя человек учится всю жизнь. Но в молодые годы все впитывается очень быстро, каждое действие, событие, слово, ты воспринимаешь сердцем, оно остается в твоей памяти навсегда..Как-то вызывает меня первый секретарь обкома партии П. П. Козырев, он очень по- доброму относился ко мне, любил встречаться с молодежью, и говорит: «Слушай, пора уже твоих комсомольцев отмечать государственными наградами, молодые должны быть и героями Социалистического Труда. У тебя много руководителей молодежных бригад на селе добиваются хороших результатов, давай предложение». Я сразу же ему отвечаю, что есть такой человек, механизатор из Белгород-Днестровского района Анатолий Попа.. Павел Пантелеевич подумал, и говорит: «Кандидатура хорошая, но вот фамилия у него не совсем.. Поговори с ним, может он как-то сменит фамилию».

Еду в район, встречаюсь с Анатолием и слышу от него ответ: «Вы что, думаете, что ради Звезды я сменю фамилию? Да я горжусь своими прадедом, дедом, отцом, знаю, что и мои дети будут гордиться мной, это фамилия моих предков и я горжусь ею!». Вот так я получил конкретный урок отношения к своей фамилии. Замечательный урок. Очень хочется, что бы у нас было как можно больше таких примеров гордости за свой род..

Но всему приходит конец, пришел конец и моей комсомольской работе. 4 августа 1979 года состоялся пленум обкома комсомола, у меня уже 20-летний трудовой стаж, я расстаюсь с комсомольской работой. Анатолий Корниенко — первый секретарь ЦК ЛКСМУ — говорит на пленуме: «Тов. Боделана Р. Б. всегда отличает спокойствие, грамотный подход ко всем важным проблемам. С высокой ответственностью относился всегда тов. Боделан Р. Б. к вопросам, которые надо было решать. Мне от имени ЦК ЛКСМУ хотелось бы сказать искренние слова признательности, благодарности, пожелания новых огромных успехов на исключительно ответственной работе в районном комитете партии.Все вы хорошо понимаете сколь ответственная эта работа. Это еще и еще раз говорит о высоком доверии, которое ему оказывается. Позвольте еще раз тов. Боделана Руслана Борисовича поблагодарить и пожелать огромных успехов на огромной работе». (Протокол заседания пленума Одесского обкома ЛКСМ Украины от 4 августа 1979г.)

Вот так закончился мой комсомольский период в жизни. Но о комсомоле я никогда не забываю, я горжусь своей принадлежностью к этой организации. !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Конечно. сегодня многое переоценивается, но очень жаль что эту организацию сегодня многие стараются выставить на посмешище, некоторые даже гордятся, что в свое время его не приняли в комсомол. Да обижены вы, господа, на комсомол, вас никогда не интересовали интересы общества, вам чужды эти взгляды, вот вы и пытаетесь объяснить эти свои убеждения за счет той

организации, которая была истинным организатором молодежи и жаль, что такой организации нет сейчас.

И вот снова 29 октября 2007года — день рождения Комсомола. В Одессе, как всегда, собрались бывшие комсомольцы, это стало традицией и я рад, что она продолжается. Говорят, что собралось более 200 человек. Ребята вспомнили свою молодость. Сказал ребята, а ведь им уже всем за 60, но душой они молоды, они всегда рвались в бой, верили в лучшую жизнь и сейчас не унывают, хотя у многих из них эта жизнь стала не лучше, а хуже. Но главное — чувство дружбы не потеряно, дружбы бескорыстной, преданной. Позвонили мне, что-то там подключили и я их всех поздравил с нашим праздником. Но как мне хотелось туда, к ним, к своим друзьям. Продолжаю верить, что когда-то это случится.

В этот день было много звонков,рад, что меня не забывают, как-то вновь ощущаешь, что ты прожил жизнь не зря, что оставил свой след в чьих-то сердцах, в жизни многих людей. Как-то Лев Толстой сказал: «Пусть одобрение людей будет последствием твоего поступка, а не целью». Думаю, что мне это удалось.

Какой энергией, опытом и знанием обладает это поколение, и очень жаль, что это сейчас не используется, не используется в интересах Государства. Политическая трескотня оказалась важнее подлинных интересов страны.